e17d72d5

Гадеев Камил - Городские Игры



Камил Гадеев
Городские игры
Санька сидел у компьютера и вяло пытался пройти второй Квейк.
Через час должны были прийти родители. Отец, измотанный вечными неуря-
дицами в таксопарке, и мать, с несданным квартальным отчетом. Санька
живо представил себе серый вечер, крики по поводу очередной двойки,
вечные угрозы продать компьютер, и передернулся. С сожалением нажав
кнопку "Power", Санька оделся и, прихватив мятую десятку, вышел на
улицу. Мать говорила что-то про хлеб, но он уже твердо решил сказать,
что десятку отобрали наркоманы из соседнего подъезда, а самому купить
бутылку пива и пару сигарет.
Киоскерша, хмуро глядя на подростка, отсчитала сдачу и буркнула
что-то вроде - шпана бессовестная. Санька в свои тринадцать лет уже
твердо знал, что он хочет иметь в этой жизни. В первую очередь кварти-
ру, желательно двухкомнатную, но пойдет и однокомнатная, затем машину,
новенькую БМВ, пару компьютеров не ниже трехсотого пентиума, оплачен-
ный интернет и сотовый телефон. Санька не верил в людей. Это в старых
советских фильмах они помогали друг другу, любили друг друга, а в жиз-
ни все было не так. Сам он раз в неделю отдавал двадцать рублей Стасу
из десятого класса, а тот передавал их дальше, при этом с придыханием
выговаривая: "Общак." Так было во всех школах города, и, как Саня по-
дозревал, во всей стране. Впрочем, он еще умел мечтать. Мечты были о
синем море, бесконечных пляжах. Санька стыдился их и старался гнать
прочь.
Пиво кончалось, он закурил вторую сигарету и посмотрел на небо.
Легкие облака равнодушно неслись по холодному небу, деревья, окружав-
шие скамейку, на которой уютно расположился Санька, шумели листвой,
покачиваясь на майском ветру.
Из-за них и появилась она. Даже не появилась, она выпрыгнула
длинным кошачьим прыжком, еще в полете развернувшись спиной к Саньке.
Пластиковая шпага в ее руке не казалась смешной, уверенный взмах в
сторону появившихся на парковой дорожке трех подростков, превратил
детскую игрушку в хищное жало, подрагивающее в ожидании цели.
Преследователи, не торопясь, охватили ее с трех сторон, прижимая
к Санькиной скамейке. Деревянные, грубо выструганные мечи ждали перво-
го неосторожного движения. Девчонка отступала, резко поворачиваясь то
к одному, то к другому, пока вплотную не прижалась к скамейке. Больше
всего Саньку поразило молчание и сосредоточенные лица всех участников.
Для них это уже не было игрой.
- Пацаны, вы чего? - Санька покрепче ухватил горлышко бутылки.
В этот момент все и началось. Заходивший слева парень вдруг вски-
нул меч и с криком обрушил его на девчонку, тоненькая шпага сумела
лишь смягчить удар и увести его в сторону, но на загорелой руке появи-
лась алая царапина. Тут же прыгнул паренек в центре, меч в прямом вы-
паде скользнул по ноге, а сзади уже уверенно заносил для удара клинок
третий из нападавших. Санька отчетливо представил хруст тоненьких дев-
чоночьих костей, а бутылка уже взвилась в воздух и обрушилась на плечо
третьего. Тот вскрикнул, меч выпал из безвольно повисшей руки. Раздал-
ся свист клинка, и первый отшатнулся, из рассеченной брови тоненьким
фонтанчиком брызнула кровь. Последний из нападавших вдруг повернулся и
бросился по дорожке.
- Бежим! - девчонка буквально сдернула Саньку со скамейки и, сжи-
мая его вдруг вспотевшую ладонь, потащила за собой.
Перепрыгивая через поваленные урны, продираясь сквозь кусты ака-
ции, они скоро оказались на окраине парка. Девчонка остановилась и
глядя в глаза сказала:
- Катя.
- А



Назад