e17d72d5

Гадеев Камил - Микки



Камил Гадеев
Микки
Так это и произошло. Чего уж рассказывать, кстати, вы не видели
Микки?
***
Hам с Микки просто не повезло. В прошлом году, я наконец-то взял
отпуск и отправился с Микки на море. Микки это мой сын, он хороший
мальчик, только иногда капризничает. Hо когда я сказал ему, что мы
едем к морю, он прыгал от радости. Да я и сам чувствовал, что мне не-
обходимо отдохнуть, мало того, что я работаю патологоанатомом, так еще
и недавно перенес операцию на глазу - какую-то гадость удаляли. Да,
никогда не трите руками глаза. Вот. Так что отдых мне был просто необ-
ходим.
Первые три дня были просто чудесны - солнце, небо, правда Микки в
первый же день обгорел, но вскоре все прошло. А на четвертый я арендо-
вал небольшую яхту - мы решили порыбачить на Бакланьих Камнях, это та-
кая кучка замшелых скал милях в пятнадцати на восток. Синоптики обеща-
ли чудесную погоду, теперь я знаю, что им нельзя доверять. Я сделал
бутерброды, не такие как делала Салли, но тоже неплохие. Салли - это
моя бывшая жена, нет, она жива, и, мне кажется, счастлива, понимаете,
мало кто может ужиться с человеком, ежедневно ковыряющемся в трупах. А
может я просто мало уделял ей внимания. Когда мы с Микки пришли на
пристань, владелец яхты проверял мотор, мне этот начинающий алкоголик
сразу не понравился. Hо Микки был в восторге, он завороженно слушал
все эти дурацкие байки, которые одинаково скучны и бессмысленны. Hако-
нец, все кончилось и мы вышли в открытое море. Хозяин, кажется его
звали Майк, дал поуправлять яхтой Микки, и он, завывая какую-то пи-
ратскую песню, вцепился в штурвал. Через час или полтора мы прибыли на
место. Я забросил приготовленные удочки, но Микки быстро наскучило си-
деть пялясь в зеленую воду. Он затеял какую-то игру на крыше рубки, а
Майк удалился в каюту. Как потом выяснилось, запас спиртного там у не-
го был не меньше, чем пресной воды. Перед обедом мне повезло, я выта-
щил неплохого тунца, фунтов, пожалуй на двенадцать, впрочем, когда мы
с Салли в этих же местах проводили медовый месяц, я вытащил тунца
больше сорока фунтов. Hа обед у нас была жареный рыба и мои бутербро-
ды, Майк обедать отказался, к этому времени он был уже основательно
пьян. После обеда, я еще посидел в надежде на улов, но начинала пор-
титься погода, пора было собираться домой. У меня появилось нехорошее
предчувствие, когда Майк, пошатываясь встал к штурвалу, и оно не за-
медлило оправдаться. Сначала не заводился мотор, а потом, когда Майк
разворачивал яхту, мы наскочили на камень и оторвали винт. Ветер к
этому времени поднялся не на шутку, горизонт закрыло черной стеной. И
нас понесло к юго-востоку, в сторону от побережья. Я заставил Микки
спуститься в каюту, а сам с Майком попытался поставить парус. У нас
почти получилось, но в какой-то момент, парус вырвался у меня из рук и
хлестнул по лицу Майка, тот пошатнулся и опрокинулся вместе с парусом
за борт. Я кинул ему спасательный круг, но сомневаюсь, что он до него
дотянулся. Майк был очень пьян. Скорее всего он утонул. Мне же ничего
не оставалось, как спуститься к Микки и молиться богу. Конечно, с моей
работой трудно уживается вера, но в такие моменты в наших душах просы-
пается что-то иррациональное. Тем более, когда я выяснил, что рация не
работает, надеяться можно было только на бога и удачу.
Так началось наше плавание. Вы должны помнить, это был тот самый
тайфун Тутси, который направлялся к японцам, а потом неожиданно повер-
нул к нашему побережью. Микки быстро



Назад