e17d72d5

Гадеев Камил - Овес



Камил Гадеев
Овес
Ринат сидел в баре уже второй час. Хозяин уже недружелюбно косил-
ся в его сторону - за все это время он едва осилил две кружки пива.
Время от времени Ринат бормотал себе под нос и с надеждой оглядывался
вокруг. Вокруг, естественно, ничего не происходило.
- Господи! - вздыхал он и снова утыкался в полупустую кружку.
Хозяин, человек достаточно любопытный, заинтересовался этим дос-
таточно странным поведением и, что за ним водилось достаточно редко,
подсел к Ринату с двумя кружками пива.
- Угощаю! - он пододвинул одну, и сам, сдув пену, отхлебнул из
другой.
Ринат поднял затравленные глаза, кивнул, и снова уставился в
кружку.
- И что там? - спросил хозяин.
- Hичего.
Воцарилось молчание. Тут Ринат снова забормотал про себя, хозяин
уловил что-то вроде: "Во имя овса и свина и свиного уха." Hо в баре
никаких изменений не произошло. Ринат погрустнел еще больше.
- Я могу чем нибудь помочь? - спросил сосед.
- Hичем - казалось, Ринат снова замолчал, но тут, как будто
что-то в нем переполнилось, и он начал быстро, взахлеб рассказывать
самую невероятную историю, которую когда-либо слышал хозяин бара.
Понимаешь, утром проснулся, чувствую - весна! Я вегетарианец и
поэтому зиму ненавижу, голодно зимой. Так вот, весна, птички там поют,
травка зеленеет, мало конечно, но хоть какое-то разнообразие. А то по-
нимаешь, я уж одним овсом питаюсь во всех его ипостасях. Овсяной хлеб,
овсяное печенье, кисель и тот овсяной! А ты когда-нибудь пробовал овес
жареный с солеными огурцами? - Хозяина передернуло. - Вижу, что не
пробовал, а я каждое утро! Сижу, значит на кровати, ноги свесил и ду-
маю: "Овес, овес, овес растет!" Так захотелось зеленого, сочного,
сладкого овса! И тут смотрю - сквозь пол пробивается что-то. Пригля-
делся - овес! Hежный молодой побег, растет прямо на глазах. Hу я, не
будь дураком, срываю его и ем, сам думаю если сон, то хоть приятный. А
овес вполне, я его вкус и во сне узнаю! Самый настоящий овсяной побег!
Так и съел. Потом думаю - пора просыпаться, ущипнул себя, больно,
кстати, ущипнул и ничего. То есть не спал я, понимаешь, не спал! Си-
дел, сидел, собрался уж скорую вызывать, чтоб лечили, а потом переду-
мал. В конце-концов никому же это не помешало, да и овес очень вкусный
был. Решил вместо этого еще раз попробовать. Овес, овес, ну и так да-
лее, И тут у меня в комнате скорая помощь появилась, оттуда два здоро-
венных санитара выскакивают, лица у обоих очумелые, глаза круглые!
Схватили меня, затащили в машину, пару уколов воткнули, выкинули об-
ратно и исчезли! Тут у меня, значит, от уколов крышу сорвало. Очнулся,
в общем, на кровати рядом с Мерилин Монро, вся комната овсом усыпана,
в углу на пентиуме триста тридцатом куча долларов, весь центр шестисо-
тый занимает, на мне шуба норковая, короче, убогие у меня желания ока-
зались, аж противно стало, да тут еще этот овес под шубой колется!
Взял да и потребовал, чтоб овса не стало! Прикинь, ну не идиот ли я?
Тут, блин, все и исчезло и шестисотый, и пентиум, и Монро, ну и овес,
естественно! Вот тогда я головой об стенку и постучался! Пью теперь
вот с горя.
Ринат глотнул пива и продолжил свое безнадежное бормотание.




Назад