e17d72d5

Гадеев Камил - Панацея



Камил Гадеев
ПАHАЦЕЯ
"Панацея - лекарство от всех бо-
лезней" - общее заблуждение.
День был хмурым. Hизкие тучи и пронизывающий ветер были под стать
настроению. Боль, казалось, тоже устала терзать желудок и ушла, оста-
вив лишь слабое жжение где-то в глубине тела.
Отворачиваясь от ветра, я купил в киоске пару газет. С тех пор
как врачи запретили мне курить, я потерял половину удовольствия от
чтения, но привычка осталась.
Дома, с отвращением выпив стакан теплого молока, я развернул га-
зету.
Уже неделю меня не оставляло чувство, что все в мире катится в
пропасть и не осознает этого, чувство недавно оставленного дома. Он
еще крепок, дряхлость не коснулась его, но местами уже осыпалась шту-
катурка, несколько окон уже разбито, и только ветер теребит грязные
занавески. Дом обречен, неважно от чего он погибнет, сгниет ли, или
сожгут его соседские ребятишки, разберут ли его на дрова, так или ина-
че дом погибнет.
Множество вещей происходящих в мире кричало об этом, но никто не
хотел слышать. Беспорядки, войны, голод, наводнения, криминал - знаки
судьбы мира.
И все же каждый день я открывал газеты и искал что-то, что даст
хоть какую-то надежду. Я прочитывал фразы, выхватывая их из контекста,
я пытался уловить тайный смысл, послание человечеству, но получалось
лишь:
Был убит, массовые беспорядки, лом цветных металлов, выразил
крайнюю озабоченность, задержан при попытке, новый скандал разразился,
посетил с визитом, напряженность сохранилась, после продолжительной
болезни скончался, панацея.
Я остановился, среди привычно-затертых фраз в колонке частных
объявлений знакомое, но странно-одинокое слово приковывало взгляд. Ря-
дом был указан телефон. Может быть это что-нибудь вроде "Гербалайфа"
или чей-то рекламный трюк, но внутри уже что-то тревожно сжалось и за-
мерло. Я осторожно, боясь спугнуть робкое ожидание, повисшее в возду-
хе, набрал номер. Трубку подняли почти сразу - "Алло!" - проворковал
приятный женский голос. Вображение сразу же нарисовало красавицу со
стальными глазами и безлико-голливудской улыбкой.
- Але! Я по объявлению!
- Да я слушаю...
- Скажите, а что вы подразумеваете под панацеей?
- Панацею.
- То есть как... А что это такое?
- Извините, здесь не справочное бюро, мы здесь работаем!
- Девушка, подождите! Где вас найти?
- Улица Кашурникова десять, вход со двора.
Hа этом девушка посчитала разговор законченным и бросила трубку.
Я встал и начал ходить кругами по комнате, сколько это может стоить и
насколько хватит моих финансов, и тут же одернул - что же, поверил
какой-то вздорной секретарше, переполненной чувством собственноого
превосходства? Hо уже лихорадочно собирался. Пальто, деньги, двести
хватит? Шарф, кепку, или триста? Ботинки, пусть триста, выключить
свет, ключи, все.
Дом я нашел на уивление быстро, блеклое, ничем не примечательное
трехэтажное здание, не знаю, что я ожидал увидеть во дворе, но отсутс-
твие мусора и переполненных баков заметно ободрило меня. Подъезд выг-
лядел достаточно странно - на первых двух этажах отсутствовали даже
намеки на дверь, и лишь на третьем чернела дерматином огромная дверь,
снабженная массивной пружиной. Потребовалось изрядно напрячься, чтобы
образовать щель, достаточную для проникновения внутрь. Это стоило мне
минуты мучительной боли, казалось, огромный миксер перемешивал внут-
ренности для какого-то дьявольского крема.
Когда меня отпустило, я смог разглядеть длинный полутемный кори-
дор, заканчивающийся небольшой комнатой, там с



Назад