e17d72d5

Гадеев Камил - Рынок



Камил Гадеев
Рынок
дефектив
Рынок шумел, скворчал, кипел в тесных рядах прилавков,
бился о стены разнокалиберных киосков, звенел адской смесью
попсы, ревущей из сотен колонок. Я, ошарашено оглядываясь,
пробивался сквозь толпу, высматривая знакомую спину в зеле-
ном пуховике. Hу все, потерялись. Hайти друга в этом бедла-
ме, было труднее, чем жемчужину в навозной куче. Проще гово-
ря - нереально.
Я плюнул на все и начал протискиваться к краю рынка, Hа
секунду мне показалось, что стало свободней, но тут же по-
нял, что оказался в тупике, образованном несколькими киоска-
ми, плотно загородившими проход. Перед тем как снова кинуть-
ся в сумасшедшую толчею, я решил покурить. Прислонившись
спиной к одному из киосков, я с наслаждением затянулся.
- Друг, купи шкатулку, с замочком шкатулка, ручная ра-
бота, всего пятьдесят!
Я увидел старичка, разложившего на расстеленной газете
штук десять разнокалиберных шкатулок, выглядели они забавно,
но не настолько, чтобы отдавать за них половину моей стипен-
дии.
- А в шкатулке то есть чего-нибудь?
- Да откуда, парень, туда ж положить сначала надо, это
сувенир, ручная работа, с замочком. - дед снова зашамкал
свой потертый рекламный слоган, но я его перебил:
- И ключ есть?
- Есть, сынок, есть. У каждой свой ключик, ручная рабо-
та...
- Слушай, дед, давай я тебе помогу продать, все что
сверху твоей цены - мое.
Дед долго сомневался, кряхтел, но все-таки согласился.
В первую очередь, я сбросил все его шкатулки на землю, и,
одной рукой придерживая озверевшего вдруг старика, другой
как следует повалял их по земле. Hаконец шкатулки приобрели
несколько подержаный вид, а блестящий лак потускнел и пок-
рылся царапинами. Затем пришлось купить хозяину пару пива, и
пока он успокаивался, я быстро объяснил ему план действий.
Через пять минут я нырнул в толпу, еще минут двадцать
ушло на поиск подходящего клиента. Оценив благородную седи-
ну и очки в золотой оправе на внушительном носе, я пристро-
ился рядом. Клиент в это время придирчиво осматривал старый
гобелен, который по-моему давно уже надо было выкинуть.
- Ух ты! Какая красота! - тут я бессовестно солгал,
кроме дыр я на гобелене ничего не увидел. Джентльмен искоса
посмотрел на меня, но, увидев восхищенное лицо и простодушно
открытый рот, улыбнулся:
- Тоже интересуетесь, молодой человек?
- Да так немного, вот мой дедушка, вот он просто сумас-
шедший в этом отношении.
- Да?
- У него в квартире просто повернуться от этих рарите-
тов негде! - немного возмущенно, немного гордо, главное не
пересолить. - Он и меня немного подучил. Раньше он сам ходил
сюда искать, тут иногда довольно редкие вещи попадаются, а
сейчас уже мне доверяет.
- Так вы что-то конкретное ищете или так присматривае-
тесь?
- Hу как сказать, понимаете, два дня назад у деда про-
пала коллекция шкатулок - десять предметов, конечно, не
очень ценная сама по себе - первая половина девятнадцатого
века, какой-то малоизвестный мастер из Архангельска, ну вы
представляете себе - желтые листья по черному фону, но не
Палех... И знаете, что оказалось, дед догадался в одной из
них соорудить второе дно, а под ним спрятал какую-то очень
ценную марку - семнадцатый век, что-то про Гвиану или Гайа-
ну, не помню точно. Деда инфаркт чуть не схватил. Подарок
ему теперь присматриваю, порадовать хоть старика.
- А что в милицию обращались?
- Конечно! Да что они смогут, тут явно на заказ работа-
ли, а все десять забрали просто, чтоб в спокойной обстановке
вскр



Назад