e17d72d5

Гадеев Камил - Смерть



Камил Гадеев
Смерть
С давних пор меня интересовала смерть, что это? Я с брезгливым
недоумением присутствовал на похоронах дальних родственников, смотрел
им в лицо и пытался увидеть, что там за ним, за восковой бледностью
кожи, за плотно сомкнутыми веками, за посиневшими губами. Я не мог
найти ответа. В книгах его тоже не было. Была вера. Кто верил в рай,
кто в перевоплощение, кто в абсолютное несуществование. Одни говорили,
что смерть это освобождение от низменной материи, другие, что это ко-
нец жизни как таковой. Многие считали смерть злом, некоторые принимали
это с радостью, а кто-то думал о необходимости. Я искал ясного ответа.
Закончив медицинский институт, я устроился в реанимационное отде-
ление. Мне хотелось быть ближе к смерти, попробовать подсмотреть тот
миг, когда еще живое тело превращается в комок материи. Я это видел.
Ответа не было. Я видел живущее тело с мертвым мозгом. Я видел возвра-
щение практически мертвых. Hо что такое смерть я не понял. Я уволился.
В то же время я увлекся медитацией. Меня привлекала возможность
почувствовать растворение личности, некое подобие смерти. Я купался в
теплых волнах своего сознания, погружался в темные глубины, исчезал
как целое. Hо это было не то. Мне не удавалось раствориться сознатель-
но. Обычно это переходило в глубокий сон. Я же хотел быть в сознании
до последнего и увидеть наконец то, что так долго искал.
Тогда же я убил в первый раз.
Однажды поздно вечером, я возвращался домой. Тропинка вела через
захламленный пустырь между железными гаражами. Там он меня и ждал. Это
была самозащита, у него был нож. Он резко взмахнул им, и если бы я не
успел уклониться, все было бы кончено. Hо он промахнулся. Я перехватил
его руку, вывернул и ударил его головой о гараж. Что-то хрустнуло, и
он неестественно вытянулся на земле. Я присел на корточки и заглянул
ему в лицо. Обычный тип, из тех кто сидит у подъезда с дружками и за-
девает прохожих. Hо меня интересовало не это. Впервые я смотрел в лицо
убитого мною. У меня было странное ощущение власти над смертью. Я выз-
вал ее, и она мне подчинилась. Человек жил, смеялся, разговаривал,
встретил меня и умер. В этом я видел что-то извращенно-странное, чело-
век не может умирать так просто, но в этом было и удовольствие, удо-
вольствие от того, что я смог уничтожить целый мир, находящийся под
черепной коробкой. Я почти ощутил себя богом.
Почти месяц я осмысливал происшедшее, это ни на йоту не приблизи-
ло меня к пониманию смерти, но это заставило меня взглянуть на нее с
другой стороны. Человек властен над смертью, он может приближать ее
или отдалять, пусть в каких-то пределах, но это не принципиально. Че-
ловек выше смерти.
После этого я смог убить второй раз.
У меня дома было старая двустволка, шестнадцатый калибр. Концы
стволов были достаточно изношенны, но после того как я укоротил их,
опасность разрыва полностью исчезла. Патроны я выпросил у друга, приш-
лось соврать, что меня пригласили на утиную охоту. После того как все
было готово, я сел в любимое кресло, приставил ствол к своему виску и
нажал на курок.
Даже мелкая дробь с такого расстояния полностью разносит череп.




Назад