e17d72d5

Гагарин Станислав Семенович - Агасфер Из Созвездия Лебедя



Станислав ГАГАРИН
АГАСФЕР ИЗ СОЗВЕЗДИЯ ЛЕБЕДЯ
Научно-фантастический рассказ
Низкие рваные облака неслись над застрявшим во льдах теплоходом.
Экипаж и пассажиры, рискнувшие постичь романтику полярного круиза, с
нетерпением ждали помощи от ледокола. Но "Ермак", затеявший проводку
каравана в проливе Вилькицкого, едва освободился и был сейчас на переходе
от входа в Карское море к архипелагу Норденшельда.
Погода была ненастной. Ветер заходил от норд-остовой четверти к
весту, и его переменчивость то поджимала к берегу ледовое поле, в которое
неосмотрительно вошел "Вацлав Воровский", и это весьма не нравилось
капитану, то вновь разряжала лед, и тогда начинались тщетные попытки
теплохода самостоятельно вырваться из западни.
Впрочем, серьезному сжатию судно не подвергалось, да и "Ермак"
радировал, что на рассвете он подойдет к "Воровскому".
Пассажиры объявили, что пребывание во льду и последующее вызволение с
помощью ледокола носит запрограммированный характер. Оно имеет целью
наглядно показать, какую опасность представляло сие в "старое доброе
время", а теперь это сущий пустяк для современного плавания в Арктике.
Пассажиры приободрились, у всех появился аппетит, вечером были танцы,
люди веселились, не подозревая, как ловко успокоил их первый помощник
капитана, известный в пароходстве остряк Игорь Чесноков.
К часу ночи народ угомонился, и первый помощник капитана решил обойти
судно перед тем как прилечь вздремнуть немного до прихода ледокола.
Он начал обход с носовых помещений, где жила команда, по левому борту
вошел в опустевший танцевальный салон, заглянул на камбуз, где
бодрствовала ночная смена, готовясь к завтрашнему дню, спустился в
машинное отделение, пошутил со вторым механиком по поводу крепости
шпангоутов-ребер их "коробки" и, осмотрев корму, двинулся по правому
борту, чтобы, пройдя его, закончить обход на мостике, в рулевой рубке.
Когда Чесноков миновал среднюю часть пассажирского коридора, он
услыхал за поворотом приглушенный неясный шум. Игорь остановился,
прислушался.
- Нет, - сказал сдавленный голос, - нет... Теперь ты не уйдешь...
Затопали ногами, донеслось рычание, чертыхнулись, потом неожиданно
донесся смех.
- Ведь я не против, - произнес второй голос, веселый и спокойный. -
Почему вы так нервничаете?
- Сейчас увидишь... Пошли!
Чесноков шагнул вперед. Не нравились ему эти голоса в поперечном
коридоре, очень не нравились... Еще немного, и он увидит тех, кто блуждает
среди ночи по судну.
И тут погас свет. Видно, переходили на другой генератор, механик
говорил ему об этом.
Первый помощник услыхал беспорядочные шаги, шум борьбы, снова
раздался смех, хлопнула дверь каюты, все смолкло, и вспыхнул свет.
Чесноков повернул за угол и никого там не увидел. Он прислушался:
затем медленно прошел то коридору поперек судна и вышел на левый борт. У
дверей одной из кают он остановился. Игорю Николаевичу показалось, что в
каюте разговаривают. Первый помощник взглянул на часы - один час сорок
минут. Поздновато для разговоров... Чесноков вздохнул, готовый произнести
необходимые извинения, и решительно - из головы не шло предыдущее
событие - постучал в дверь.
Голоса стихли.
Чесноков вновь стукнул, тактично и вместе с тем требовательно,
настойчиво. Миновала минутная пауза, затем зазвякал ключ, и дверь
растворилась.
Каюту открыл высокий и рослый молодой мужчина с короткой шкиперской
бородкой, одет он был в грубошерстный свитер и модно полинялые джинсы. Он
увидел за дверью первого помощника -



Назад