e17d72d5

Гагарин Станислав Семенович - Бой За Кара-Агач



СТАНИСЛАВ ГАГАРИН
Бой за Кара-Агач
Рассказ
На язычок песка, который просунулся сквозь пролом в стене дувала,
вбежала ящерица. Пустыня подступила к кишлаку и лежала за ним, выжидая
своего часа... Ящерица грациозно поворачивала изящную, с прозеленью
треугольную голову. Матвей Малышев улыбнулся и подмигнул ей. Ящерица
решила, что человек не опасен, перебрала ножками, просунулась чуть вперед и
в сторону... И тут в песок ударила пуля. В этот час у басмачей полагался
перерыв на обед. Кто-нибудь от скуки, наверное, разрядил винчестер. Желтая
спина ящерицы мелко-мелко задрожала. Матвей и глазом не успел моргнуть, как
ящерица на том же месте зарылась в песок, исчезла, будто и не было ее.
"Нам бы так", - с завистью подумал Малышев, и ему стало стыдно за
трусливую мысль: что он, ящерица, что ли... Матвей поднялся, осторожно
глянул через пролом в сторону невысокой каменной гряды, полузанесенной
песком и опушенной внизу саксаулом - там находился главный лагерь басмачей.
"Дошел ли гонец? - тревожно подумал Матвей. - Надо готовить нового.
Кого? Чей черед пробираться к нашим?"
Он помахал рукой ребятам, залегшим по ту сторону пролома: на посту
находился пограничник и два местных парня из застигнутой бандитской осадой
в ауле Кара-Агач полусотни призывников.
Первые наскоки они отбили. Третий день идет осада Кара-Агача.
Боеприпасы на исходе, запасов воды немного. Вот хлеба вдоволь. Он и
приманил сюда бандитов. Шутка ли, шестнадцать тысяч пудов - семена для
весеннего сева.
В аул Кара-Агач пограничники прибыли 27 марта 1930 года. Десять их
было, бойцов пограничного отряда. Ребята пробирались к месту службы после
окончания учебного дивизиона. А он, Малышев, состоял при них в должности
командира отделения. Могли они и в другом оказаться ауле - свет, что ли,
клином сошелся на этом Кара-Агаче, да только заночевать пограничники решили
именно в нем. Они проделали немалый путь, и до заставы, где ждали их на
замену уходившие в запас бойцы, оставалось еще неблизко.
Едва сели вокруг сваренной баранины в кружок, дверь отворилась, вошел
человек в папахе, в черной гимнастерке, подпоясанной тонким ремешком в
серебряных насечках, в галифе и мягких сапогах.
- Всем салам и здравствуйте, - сказал он. - Приятно кушать, товарищи.
Счетовод Курбанов я из кооператива. Кто начальник есть?
Матвей поднялся.
- Можно, я буду там говорить? - Курбанов показал рукой за спину, на
дверь.
- Пошли, - сказал Матвей. - Смотрите, ребята, за Волком... Как бы он
барашка без меня не спроворил.
Пограничники засмеялись. Земляк Малышева - красноармеец Курицын со
странным именем Волк тоже улыбнулся: привык он, чтобы имя его на любой лад
обыгрывали.
- Слушаю вас, Курбанов, - сказал Матвей, когда они вышли.
- Еще один человек хочет с тобой говорить, командир. Ковалев фамилия.
Из Алма-Аты он. Землеустроителей начальник.
Они стояли перед домом, где остановились пограничники. Солнце
садилось. Небо было ясным и безмятежным. Из ворот кооператива вышел молодой
русский с рыжей бородкой, в белом картузе.
- Надо в кооператив идти, люди кругом смотрят, - встревоженно
заговорил счетовод, оглядываясь по сторонам.
- Какие люди? - удивился пограничник. - Пусто кругом...
- Попрятались, - спокойно заметил Ковалев. - Затаились и наблюдают
сейчас за нами. Может, и люди Мурзали есть в ауле.
- Конечно, есть, - сказал Курбанов.
- Да что у вас происходит? - воскликнул Малышев.
Землеустроитель полуобнял Матвея за плечи и увлек в ворота
кооператива. Они вошли в небольшу



Назад