e17d72d5

Гагарин Станислав Семенович - Мясной Бор



Станислав Семенович Гагарин
Мясной Бор
{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста
книги.
Аннотация издательства: Роман "Мясной Бор" посвящен одной из
малоизвестных страниц Великой Отечественной войны - попытке советских
войск, в том числе 2-й ударной армии, прорвать блокаду Ленинграда в начале
1942 года. На основе анализа многочисленных документов, свидетельств
участников боев автор дает широкую панораму трагических событий той поры,
убедительно показывает героизм советских воинов и просчеты
военно-политического руководства страны, приведшие к провалу операции.
Среди действующих лиц романа - И. Сталин, К. Ворошилов, К. Мерецков, другие
военачальники, многие командиры и рядовые бойцы. Книга рассчитана на
массового читателя.
С о д е р ж а н и е
Книга первая. Наступление
Книга вторая. Болотные солдаты
Книга третья. Время умирать
Приложения
Книга первая.
Наступление
1
-Я доложу о вашем прибытии, товарищ генерал, - проговорил темноволосый
крепыш с капитанской шпалой в петлице. - Заседают порядком... Дело к концу,
верно, идет.
Он направился было к двери, из-за нее слышался неясный шум. Сквозь
него прорезался знакомый голос армейского комиссара Мехлиса. Представитель
Ставки говорил громко, Лев Захарович не признавал полутонов, как не
признавал и полумер.
- Не стоит, - сказал Воронов и остановил порученца Мерецкова за
локоть. - Сам и доложусь...
Капитан Борода знал, что этот генерал прибыл из Москвы, а в документах
его значилось: начальник артиллерии Красной Армии. Он помедлил, потом
вспомнил, какая давеча шла ругань по поводу артиллерии 59-й армии, подумал
об отчаянных запросах, ими командующий бомбил Москву, Мерецков и самому
Сталину звонил... Вот Сталин, видать, и прислал главного артиллериста.
- Давайте без доклада, - улыбнулся порученец.
Дверь была обита черной клеенкой. В нескольких местах клеенку
разодрали пули: еще недавно в Малой Вишере шли жестокие бои. "Вот и здесь
дрались, в этой комнате", - подумал Воронов, передернул плечами и вошел.
Первым он увидел Мерецкова. Генерал армии сидел во главе стола, за
которым разместились командиры частей, и держал в руке стакан чаю в тяжелом
подстаканнике. Он удивленно смотрел на появившегося в дверях начальника
артиллерии Красной Армии, и Воронов понял, что Ставка не предупредила
командующего фронтом о его приезде.
Кирилл Афанасьевич принялся вставать, чтобы приветствовать гостя, но
тут из-за стола выскочил Мехлис и, не здороваясь, закричал:
- Ага, вот он, главный виновник, мать его так! Прислал, понимаете,
артиллерию, которая ни к... не годится. Как прикажете стрелять без
оптических прицелов, товарищ Воронов? Форменное вредительство! Ни одного
телефонного аппарата в батареях... Это же настоящий бардак!
Командующий фронтом поднял руку, призывая Мехлиса успокоиться, а сам
виновато взглянул на Воронова: сам понимаешь, хоть я и хозяин здесь, а Лев
Захарович представитель самого. Николай Николаевич своеобразную, мягко
говоря, натуру Мехлиса знал хорошо. Не обратив ни малейшего внимания на его
выпад, он прошел к Мерецкову и пожал ему руку. Тут командующий счел
возможным поддержать Мехлиса и сказал:
- Действительно, Николай Николаевич, нехорошо получается... Пятьдесят
девятую бросаем в наступление, а в некоторых батареях передков нет. О
приборах и телефонах ты уже слышал.
- Вот-вот! - опять закричал Мехлис. - Сам явился... Посмотрим, как он
оправдываться будет!
Воронов перевел взгляд на него и молча, в упор посмотрел Ль



Назад