e17d72d5

Гагарин Станислав Семенович - Разум Океана



Станислав Семенович
Гагарин
РАЗУМ ОКЕАНА
Фантастическая повесть
Почти во всех произведениях так или иначе присутствует
море. И это не случайно. Станислав Гагарин, окончив Ленинг-
радское мореходное училище, много лет работал па торговых и
рыбопромысловых судах. Там, в плаванье, он и находил сюжеты
своих будущих книг.
Еще ничего не было создано
на свете прекраснее, чем Дельфы
Оппиан
"Дельфос" в переводе с древнегреческого означает "брат".
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Взрыв в Сангарском проливе
Диссертацию Бакшеев защищал в субботу вечером. Потом был
традиционный банкет. Подвыпивший председатель ученого совета
обнимал Степана за плечи и клялся обязательно приехать к не-
му на Дальний Восток.
Веселились допоздна, потом Володя Данилов увез их с Таней
на пустую дачу своих родителей, обещая приехать лишь в поне-
дельник, мол, отдыхайте и наслаждайтесь природой.
Дача стояла на отшибе, кругом был лес, рядом большое озе-
ро. Они хорошо выспались, потом долго купались, загорали,
собирали цветы, дурачились, гонялись друг за другом и надея-
лись, что понедельник никогда не наступит. А вечером прим-
чался осунувшийся Володя и сказал, что началась война.
...Его каюта была у самой воды, и светло-зеленые волны
бились в стекло иллюминатора.
Умываясь в тесном закутке, он наплескал на пол, смущенно
посмотрел на мокрые следы, оставленные подошвами домашних
войлочных туфель, поискал какую-нибудь тряпку или ветошь, не
найдя ничего, огорченно вздохнул и стал одеваться.
В кают-компании уже позавтракали, буфетчица Надя гремела
посудой за перегородкой, справа от капитанского кресла в
одиночестве сидел за столом долговязый старпом.
- Привет науке, - весело махнул он Бакшееву. - Долго
спишь, Степан Иванович. Надюша, чайку покрепче Профессору.
Степан хотел снова сказать этому дылде, что никакой он не
профессор, но знал, что тот ответит, значит, будешь профес-
сором, это неизменно повторялось вот уже две недели их зна-
комства, молча пожал Игорю руку и сел напротив.
Сухогрузный пароход "Имандра", приписанный к Владивос-
токскому торговому порту, шел из Владивостока своим курсом.
Его трюмы были забпты мукой, сахаром, различными консервами
и промышленными товарами.
Кроме команды на борту находились пять вэенных моряков с
молоденьким лейтенантом-артиллеристом во главе. Они обслужи-
вали зенитные установки, расположенные на кормовых и носовых
банкетах парохода. Были и пассажиры: угрюмый капитан-погра-
ничник и военно-морской врач Степан Иванович Бакшеев, он
спешил к месту службы, на свой корабль.
Двое суток назад "Имандра" приняла в трюмы последние
стропы с грузом, отошла от причала и, оставив по правому
борту Русский остров, легла курсом на Сангарский пролив, что
между японскими островами Хонсю и Хоккайдо.
Когда Бакшеев вошел в кают-компанпю, судовые часы отмети-
ли восемь часов тридцать минут. Полчаса назад вахту принял
третий штурман. "Имандра" входила в Сангарский пролив.
Степан допил чай, встал из-за стола, поблагодарил буфет-
чицу и посмотрел на старпома, продолжавшего сидеть в кресле.
- Что делать думаешь, Игорь?
- На боковую, профессор, до обеда на боковую. С половины
четвертого на ногах...
- В такой день... Чудак, - сказал Бакшеев.
- Их будет еще немало, этих солнечных дней, у берегов
Страны Восходящего Солнца.
- Что, уже подошли?!
- Спохватился, - лениво зевнул Игорь. - Два часа пдем
Сангарским...
Степан повернулся и одним махом вылетел на мостик.
Вдоль бортов "Имандры" тянулся японский берег. Пароход
шел



Назад