e17d72d5

Гайдар Аркадий Петрович - Бандитское Гнездо



Аркадий ГАЙДАР
БАНДИТСКОЕ ГНЕЗДО
Рассказ
Переходили мы в то время речку Гайчура. Сама по себе речка эта - не
особенная, так себе, только-только двум лодкам разъехаться. А знаменита
эта речка была потому, что протекала она через махновскую республику, то
есть, поверите, куда возле нее ни сунься - либо костры горят, а под
кострами котлы со всякой гусятиной-поросятиной, либо атаман какой
заседает, либо просто висит на дубу человек, а что за человек, за что его
порешили - за провинность какую-либо, просто ли для чужого устрашения, -
это неизвестно.
Переходил наш отряд эту негодную речку вброд, то есть вода кому до
пупа, а мне, как стоял я завсегда на левом фланге сорок шестым неполным,
прямо чуть не под горло подкатила.
Поднял я над башкою винтовку и патронташ, иду осторожно, ногой дно
выщупываю. А дно у той Гайчуры поганое, склизкое. Зацепилась у меня нога
за какую-то корягу - как бухнул я в воду, так и с головой.
Поднялся, отфыркиваюсь, гляжу - винтовки в руке нет: упустил.
Взяла меня досада, а тут еще товарищи на смех подняли:
- Эх ты, растютюй!
- Рак у него клешней винтовку вырвал.
"Ах, - думаю, - дорогие товарищи, рады над чужой бедой пособачиться!"
Добрался я до берега, сымаю с себя обмундировку и говорю:
- Я свою винтовку не то что раку, а самому черту не оставлю. Идите
своей дорогой, а я вас догоню.
Пока обмотки размотал, пока ботинки разул, а тут еще ремешки от воды
заело - от ребят и стука не слышно.
Полез я в воду, нырнул раз - не вижу винтовки, нырнул второй - опять
ничего. И долго это я возился, пока наконец ногой на самый затвор
наступил. "Ну, - думаю, - сейчас достану тебя, проклятую".
Только стал воздуху в грудь набирать - поднял глаза на берег, да так
и обомлел. Гляжу - сидит на лугу здоровенный дядя, грива из-под папахи
чубом, за спиной обрез, в зубах трубка, а сам, снявши порты, мои новые
суконные на себя примеряет.
Возмутился я эдаким нахальным поступком до отказа и кричу ему, чтобы
оставил он свое подлое занятие. А человек в ответ на это обматюгал меня
басом. Вскинул обрез и давай меня на мушку не торопясь брать.
Вижу я, дело - табак, нырнул в воду. Ну, ясное дело, через минуту
опять наверх. Он опять целится, я опять в воду, только наверх - а он снова
за обрез. Рассердился я и кричу ему, что человек не рыба и под водою вечно
сидеть не может и пусть он или оставит свою игру, или стреляет, когда на
то пошло.
Тогда он загыгыкал, как жеребец, забрал всю мою одежду и, сделав в
мою сторону оскорбительный выверт, повернулся и исчез за деревами.
Достал я винтовку, выбрался на берег и думаю, что же теперь дальше
будет. Все, как есть, забрал проклятый махновец. А надо вам сказать, что с
махновцами у нас хоть открытой войны еще не было, но терпели их, бандитов,
красные только по случаю неимения свободных частей, чтобы изничтожить.
Ну, думаю, своих надо догонять. Подхватил винтовку и пошел краем
дороги. Иду вроде как бы Адам - кругом птички насвистывают, на лугах
цветы, ну форменно как рай, только на душе тошно.
Смотрю вдруг - дорога надвое пошла. Стал я раздумывать, по которой
наши прошли. Дай, думаю, поищу на земле какого-нибудь признака.
Нашел на одной дороге коробок из-под спичек, на другой - пустую
обойму. И не могу никак решить, какой же признак правильный. Плюнул и
пошел по той, на которой обойма.
Шел этак часа полтора - смеркаться стало. Гляжу, хутор, на завалинке
бабка сидит старая.
Неловко мне в моем виде стало с вопросом подходить, к тому же и
испугаться может, к



Назад