e17d72d5

Гаврилов Дмитрий - Сага Об Инегельде



Дмитрий ГАВРИЛОВ
CАГА ОБ ИНЕГЕЛЬДЕ
Близ свейской границы, в местечке Несьяр жил кузнец Торвильд. Жена его
умерла молодой, а своих детей у них не появилось. Жениться вторично
Торвильд не захотел, предпочитая жизнь вдовца, хоть и был вовсе не стар.
Так и жил он пять лет один-одинешенек.
По хозяйству правда иногда помогала сестра. Да обретался у него смышленый
приблудный мальчонка. Кто и откуда он - никто не знал, потому как мальчик
был нем, но для простолюдина - это скорее достоинство, чем недостаток.
Пацана нашли год назад на берегу - наверное, удрал с какого-то пиратского
судна.
На хуторе жалели горемыку, хотя приютил его именно кузнец. Найденыш
работал, что называется, на побегушках. Сверстников дичился. Было
свободное время - сидел на холодных камнях скалистого берега фьорда и
тоскливо смотрел в море.
Случалось, Торвильд с горя крепко выпивал, да так что не мог найти свою
кузню - мальчик помогал благодетелю доплестись до скамьи, стаскивал с
кузнеца сырые грязные и вонючие сапоги, укрывал его теплой шкурой, словом
терпел все невинные обиды со стороны Торвильда со смирением истинного
христианина. Но набожная сестра Торвильда прозвала-таки пацана маленьким
язычником, потому как никто не видел, чтобы он клал крест Господу. Впрочем
на хуторе смотрели на это сквозь пальцы, да и кузнецу было все равно.
Немота оберегала мальчика от людской злобы, ибо его немощь виделась особой
печатью Судьбы.
Как-то раз в непогоду под вечер в дверь к Торвильду постучали:
- Кого там черт принес? - буркнул кузнец, потянувшись за молотом на всякий
случай.
- Добрый человек, не пустишь ли ты усталого путника на ночлег?
- Ну-ка, малец, посмотри! Сколько их там притаилось?
Мальчик глянул сквозь затянутое мутным пузырем окошко и показал кузнецу
два пальца.
- Что ж ты, странник, один просишься? Товарища не зовешь?
- Это верно, мой конь и вправду мне лучший друг, чем иной человек! И если
по утру ты берешься его подковать, то я в долгу не останусь! - рассмеялись
за дверью.
Торвильд вопросительно посмотрел на немого воспитанника, тот закивал
головой, подтверждая слова путника.
- Ну, открывай тогда, да поживее. Не видишь, гость промок!
Мальчик бросился выполнять приказание. Он с трудом отомкнул тяжелый засов,
пропустив незнакомца внутрь жилища.
- Спасибо, Инегельд! - услышал хозяин дома. - Будь добр, позаботься о моем
благородном скакуне.
- Откуда ты знаешь, что этого немого мальчишку зовут Инегельдом.
- Я много чего знаю. Всяк имеет собственное имя, даже последняя тварь, а
уже человек и подавно. Но ты сначала обсуши да напои гостя - потом и
расспрашивай.
"И что это я в самом деле?" -подивился кузнец и, вспомнив законы
гостеприимства, выложил на стол угощение, которое, конечно же, не могло бы
удовлетворить изысканный вкус, но голодному сей ужин показался бы богатой
трапезой.
Тем временем незнакомец скинул длинный с капюшоном серый плащ и развесил
его у очага. Торвильд сумел, наконец, рассмотреть ночного гостя во всех
деталях. То был мужчина лет сорока пяти, несомненно опытный воин, на что
указывала пустая левая глазница, следствие ярой схватки. Светло-
золотистые густые волосы путника стягивал металлический обруч с затейливым
рисунком, кузнец вполне доверял своему взгляду мастера и был готов
поклясться, что от Эльсинора до Упсалы вряд ли сыщется искусник, способный
сотворить эдакое украшение. Рыжеватая правильно подстриженная борода
незнакомца лопатой закрывала его бычью шею, спускаясь на могучую грудь.
Широкие пл



Назад