e17d72d5

Гаврилов Дмитрий - Солнце, Воздух И Вода



Дмитрий Гаврилов
СОЛНЦЕ, ВОЗДУХ И ВОДА
(Дружеская пародия на Василия Купцова)
Сигарета, названная в честь английских герцогов, тихо дымила.
Клиент надоел до смерти, но Илья терпеливо поддакивал старикашке,
внушая от фразы к фразе мысль о неизбежности переезда.
- Побойся бога, сынок! Я ж в Москве, почитай, осьмой десяток доживаю.
Куды ж мне теперь? Дал бы помереть спокойно, а там...
- Отец! Ну, что ты заладил. Москва, да Москва. Темень, вонь, грязь,
теснота... А будет у тебя отдельная квартира.
- В тесноте, сынок, да не в обиде, - прошамкал старик и смахнул слезу.
- Ну, батя. Ты чг? Мы ж свои, русские люди. Договоримся. Кури! - он
протянул свое "Мальбро".
- Это я от ветра, - поправился дед и вытащил "Беломор", разломил
папироску - вторую половинку сунул обратно.
- А там солнце тебе, понимаешь! Воздух там! Вода, понимаешь ли... А,
бать? Хранилище там огромадное.
Квартирку на первом этаже справили, чтоб значит не подыматься высоко.
Ты ж с коммуналки-то полдня спускаешься, а потом еще полдня
карабкаешься на свой восьмой.
- Заботишься, выходит, - горько молвил старик.
На столе загудел телефон.
- Погодь, отец! - Илья потянулся к аппарату обратно через стол... -
Риэлтерская компания "Велес". Слушаю вас!
- Биб-биб-биб, - раздалось в ответ.
Илья глянул на часы, там высветилось пятнадцать:
- Чтоб их шут разэдакий взял! Техника на грани фантастики! Так, на чем
это мы остановились, - он затянулся сигаретой, пустил вниз дым, погонял
его рукой, - И соседи согласные - им квартиры не лучше твоей... то есть,
не хуже твоей дали. А ты говоришь - "не в обиде". Все поровну. Все
справедливо.
В кармане затренькал сотовый. Илья похлопал клиента по морщинистой в
синих прожилках руке, мол, все образуется. Тот неловко отвел ладонь и
сунул в китель, на котором позвякивали ордена.
Сотовый тренькал. Илья поднялся, отошел в угол и взялся за трубку.
- Да, почти Ленинский проспект! Конечно, престижный! О чем рэч,
дарагой! Сто десять квадратных - общая площадь, кухня - семнадцать
метров... все, как обещали, будет евроремонт. А, что? ... Ну, полторы-две
штуки баксов.... А всех уже выселили, один-то и остался. Нет! Все будет в
ажуре!
Илья круто развернулся к деду, он шел, чуть ли не приплясывая.
- Ладно! Хочешь ты, али не хочешь - мы тебя выселим. Добром не хош -
так будет по плохому. Последний раз предлагаю...
- Старуха у меня. Тяжко ей будет на Даниловское-то ездить к сыночку, за
могилкой ухаживать. До одной Москвы цельный час в поезде, а еще по городу.
- Машины, конечно, не дадим. Вот цветной телевизор - это да, -
ухмыльнулся Илья, выпроваживая клиента - Старуха у меня, шут тебя
забери... - обернулся тот на пороге и гордость последний раз вспыхнула в
очах ветерана, вспыхнула и погасла, -А, все вы одним миром мазаны! - и
махнул рукой напоследок.
- А у меня, дед, большие деньги стынут, - возразил Илья, - Короче,
думай - не думай, а завтра поможем тебе переехать.
Он глотнул уже остывший кофе и застучал по клавиатуре.
Дверь тихонько скрипнула.
- Алла! Ну сколько раз...
Секретарша, длинноногая, в мини-юбке, едва сходившейся на крутых
бедрах, стояла в проеме, прислонившись к стене.
- Илья, тут еще один трудный, - она завела глаза. - Только никак не
пойму, что за хата. В базе данных не значится.
- Пусть займется Павел?
- Он поехал тачку смотреть.
- Тогда Иосифу передай.
- Он на оформлении, ты же знаешь.
Остальные тоже там, страхуют.
- Да! "Что-то с памятью моей стало..." - привязалась песенка, -"Все,
что было не



Назад