e17d72d5

Гаврилов Дмитрий - Спасение Драконов - Дело Рук



Дмитрий ГАВРИЛОВ
СПАСЕНИЕ ДРАКОНОВ - ДЕЛО РУК...
Тропинка, виляя меж деревьями, точно зеленый ручеек, бегущий среди
валунов, исчезала в тенистых дебрях лесопарка. Маша ловко перепрыгнула
через ствол поваленного по зиме деревца. Сохранив белоснежные гольфы в
чистоте, она зашагала дальше, изредка отводя в сторону как-то быстро,
буквально за последнюю неделю, позеленевшие ветки.
Пятнисто-полосатая Аська горделиво шествовала впереди, вороны беспокойно
покаркивали, разглядывая кошку с высоты уже совсем было свитых гнёзд.
"Зверь, конечно, мелковатый, но вредный, " - рассуждали птицы.
"Уши бы мои вас не слышали, каркуши старые!" - фыркнула кошка и ускорила
шаг, так что маленькая хозяйка слегка приотстала.
- Аська! Ты куда!? Вот мы выберемся на нашу поляну - там и порезвишься.
"Струсила! Струсила!" - доносилось сверху.
"Щаз прям!" - оскалилась кошка.
Тропинка была заветная, девочка нашла ее прошлой осенью. Мало кто, видать,
путь этот знал, разве Машины подружки, впрочем, и они не ведали, куда же
ведет тропа. Потому что и впрямь трусихи, все бы им под присмотром строгих
мам во дворе... Никто не знал, кроме девочки и ее кошки.
Там, уже совсем близко, вниз по склону и только раздвинуть последний раз
ветки орешника, с робкой порослью листочков, да звонкий ручей перепрыгнуть
по скользким камушкам...
Кошачий хвост, в точности повторив изгибы юркого тела, мелькнул, как жезл
регулировщика, за бревном и пропал.
- Аська! Ну, вылезай, маленькая! Куда спряталась? - cпросила девочка.
- Мяу! - обиженно отозвалась кошка издалека.
Еще как обиженно! Маша знала до последней нотки голос своей воспитанницы,
но такую досаду распознала лишь во второй раз.
А первый был, когда досталось Аське промеж ушей, чтоб с кактусами не
воевала зазря, да горшки с подоконника не скидывала. "Зря" - это мама так
считала, а вот девочка пожалела бесстрашного звереныша, сперва - из-за
колючек, потом - за мамину несправедливость.
Кактусы - дело житейское. И хотя, по слухам, они папе помогали бороться с
компьютером, люди - вон какие большие, кактусы - вон какие колючие, а вот
Аська - маленькая и пушистая.
- Мяу! - еще раз досадливо мяукнула кошка.
Едва не поскользнувшись, девочка миновала ручей с коварными мокрыми
камнями, и быстренько вскарабкалась на тот, другой, невысокий берег, где
начиналась ее поляна, ее страна, полная всяких разностей и неожиданностей.
Но в этом-то, как пели на заезженной пластинке, и прелесть!
Среди желтых, еще мокрых, цветков куриной слепоты, на задних лапах сидела
Ася, задрав мордочку кверху. Стремительный выпад когтистыми лапами,
шлепок, снова промашка, и опять разочарованное "мяу".
В метре над кошкой в воздухе порхало что-то крылатое, слегка
поблескивающее, переливающееся от зеленого - к лиловому, и совсем, ну,
просто совершенно, неправдоподобное. Оно то взмывало вверх, когда усатая
охотница силилась достать добычу, то вновь опускалось к самой Аськиной
морде...
Сперва Маша подумала - наверное, это большая бабочка, но движение крыльев
было столь стремительным, а мнимая бабочка казалась очень уж большой, что
девочка решила - нет, все-таки птица. Да, оно было не крупнее пичуги, но
заметно больше ба...
Изловчившись, точно заядлая баскетболистка, кошка высоко подпрыгнула и
ударом лапы смахнула добычу на траву в красно-синие медуницы. Но и девочка
была проворна, она успела накрыть летучее создание ладонью, потом второй.
- Никак, попугай! - обрадовалась Маша, она знала, что если эту птицу
посадить в клетку и по



Назад