e17d72d5

Гаврюченков Юрий - Кладоискатель 1 (Пожиратели Гашиша)



ЮРИЙ ГАВРЮЧЕНКОВ
ПОЖИРАТЕЛИ ГАШИША
КНИГА ПЕРВАЯ
Археолог
В руки “черного археолога” Ильи Потехина после нелегальных раскопок попадают древние магические “Предметы Влияния” - кинжал, перстень и браслет, некогда принадлежавшие исмаилитскому вождю Хасану ас-Сабаху, основателю секты убийц-хашишидов (“пожирателей гашиша”). Заполучить реликвии стремятся не только современные хашишиды, но и потомки немецких и испанских крестоносцев, старающиеся не допустить усиления исламского фундаментализма.
Раритеты оказывают странное и необъяснимое влияние на личность их владельца-герой романа все сильнее ощущает их влияние на себе...
Часть I
НАХОДКА
- Навалились, навалились, мужики.
- Э-ах...
- Пошла-пошла!
- Давай!
Мужики навалились, и плита, подпираемая ломами, медленно сдвинулась в сторону. Я наблюдал за работой, устроившись на брезентовом раскладном стуле, одновременно так регулируя направление фонаря, чтобы свет падал непосредственно на раскоп.
Мужики копошились в яме, отбрасывая длинные двойные тени. У края площадки на корточках сидел охранник Женя, устанавливая фонарь в направлении раздвигаемой щели, второй охранник - Валера прогуливался неподалеку, держа наготове автомат.

Бичи, которых мы набрали по дороге сюда, потрудились, в общем-то, неплохо, подгоняемые зуботычинами Жени и Валеры. Их осталось семеро, хотя еще вчера было восемь.

Мужики работали за страх, довольствуясь трехразовой похлебкой и чаем, без которого на этой жаре все давно бы отбросили копыта. Мы проводили самостоятельные археологические исследования в районе Газли, и оставалось поражаться тонкому интуитивному нюху Петровича, безошибочно выбравшего в пустыне именно эту точку.
С Петровичем, вернее, с Афанасьевым Василием Петровичем, я познакомился на зоне Форносово.
“Надругательство над могилой” - больше ничего мне пришить не смогли, несмотря на то что Ласточкин - мой следак - перерыл сексотских отчетов больше, чем я за свою жизнь могильников.
Да и эту статью подняли только из-за моего подельника Леши Есикова, который раскололся до самой задницы, воспользовавшись шансом накропать явку с повинной. В результате мне, так и не признавшему свою вину, закатали на всю катушку - больше трех лет по 299-й статье не дают, - а подельничек отделался годом условно.

Впрочем, не будь на свете обэхаэсэсника Ласточкина и дурака, с которым я пытался работать, мне вряд ли бы встретился Афанасьев, а если б и встретился на воле, то вероятность стать его компаньоном свелась бы практически к нулю. Статья у меня была достаточно экзотическая, и Петрович быстренько это дело просек. Ведь не будет же, в самом деле, человек с высшим образованием гадить на чьи-то могилы, если только он не фашист, забредший на еврейское кладбище, или какой-нибудь придурок.
Но на фашиста я похож не был, а придурок отпал по причине наличия диплома выпускника исторического факультета Ленинградского государственного университета имени Жданова. Мы быстро нашли общий язык.

Петровича, как и меня, запер ОБХСС, подведя под 88-ю статью о нарушении правил валютных операций. Мы были в одном отряде и быстро скентовались. Он тянул пятерик с 1989 года, так что освобождаться нам было примерно одинаково, с разницей в пару месяцев.
Петрович был профи. Кладоискательство - это ведь тоже профессия. Как и я, он был из Питера и точно так же окончил истфак.

Кладоискательство - это, наверное, болезнь, такая же, как коллекционирование или золотодобыча. Или, скорее, страстное увлечение, перерастающее в образ жизни. Лазить по пыльным чердакам



Назад