e17d72d5

Гаврюшин Александр - Орхидея



Александр ГАВРЮШИН
ОРХИДЕЯ
"Да, давно это было... И неправда...
Люди были отзывчивые, а собаки еще
бегали... Но давно это было... И
неправда..."
Волосинка ноздри комиссара Фухе, почувствовав сырость, поежилась и
уперлась в хрящ, прилипнув к сопле. Спать на опушке леса в конце сентября,
подложив под голову пресс-папье и укрывшись папье-маше - дело не для
простых людей.
- Руки вверх! - заорал голос из-за куста.
- Стой! Кто идет?! - ответил второй голос.
Проснувшись, комиссар поднял пресс-папье, но, постепенно приходя в
себя, икнувши и чихнувши, высморкавшись в папье-маше и выпустив газы в
атмосферу, найдя свою непослушную волосинку и водворив ее на место в
ноздре, он, наконец, пришел в себя.
- Алекс! Как дела? - произнес комиссар, преодолев затруднения
логопедического характера.
- Ее нет! - ответил тот, что подошел, схватившись за ствол сосны.
Сосна накренилась.
Прошло около трех часов, прежде чем два друга смогли нормально
обсудить создавшееся положение.
- Откуда сторож взялся? - спросил Фухе.
- Да он же пистолет принес, - ответил Алекс.
- А где я его потерял? - почесав сморщившийся от напряжения мысли
лоб, опять вопросил Фухе.
- Он говорит, что возле оранжереи, - промычал Габриэль.
- А что я там вчера забыл? - не сглаживая чела прошептал комиссар.
- Вы взяли десять франков у ботаника Футре и обещали ему найти
похитителя его редкой орхидеи крип... клип... грум... нет, не помню как
ее...
- Ну? - икнул Фухе.
- Что ну? Как всегда - интуиция, пресс-папье... и все прочее... Еле
удрали... Но нашли, - глаза Алекса сошлись на переносице.
- Что нашли? - срыгнул комиссар.
- Да эту орхидею чертову! - глаза Габриэля смотрели на мочки своих
ушей.
- Где-е-е? - с трудом вырвал свой вопрос комиссар.
- В оранжерее, где мы обмывали десять ваших франков, - ответил Алекс,
и глаза его медленно стали закатываться.
- Так где же орхидея? - нюхая носок своего друга и хрипя из последних
сил прошамкал комиссар.
- А закусь? - просвистел Габриэль и уткнулся комиссару головой под
мышку.
Впрочем, ответ услышан не был.
"Да... давно это было... И
неправда... Люди цветы нюхали...
И не только... Но давно это было.
И неправда."




Назад