e17d72d5

Гаврюшин Александр - Ошибочка



Александр ГАВРЮШИН
ОШИБОЧКА
Крыша была скользкая и ужасно гремела под ногами. Комиссар Фухе с
револьвером в руке осторожно ступал по жестяной поверхности, мысленно
проклиная и эту крышу, и этот дождь, но более всего преступника, из-за
которого ему пришлось забраться сюда. Вдруг впереди кто-то побежал.
- Стой! - заорал Фухе и выстрелил на звук. Все стихло. Стараясь
ступать как можно тише, комиссар подошел к тому месту, откуда секунду
назад доносился звук. Посветив фонариком, он увидел распростертый труп и
кровавое пятно на гладкой поверхности крыши. Кошка была черной, и комиссар
не удивился тому факту, что он ее не увидел раньше. Он сел рядом с
кошачьим телом и, поеживаясь, дрожащими руками достал из кармана мятую
пачку "Синей птицы". Руки явно не слушались его - сказывалось нервное
перенапряжение последних дней, бессонные ночи наблюдений и раздумий.
Струдом прикурив сигарету, Фухе с удовольствием затянулся и прикрыл глаза.
Сзади раздались чьи-то шаги. Комиссар, сжав револьвер покрепче, посветил в
темноту.
- Кто это тут балуется на крыше? - прорычал в ответна луч фонаря
неизвестный, закрывая рукой глаза от света.
- Ты кто? - сурово спросил Фухе, держа палец на спусковом крючке.
- Я дворник, а ты кто? - прорычало в ответ подошедшее существо.
- Полиция! - громко рявкнул комиссар и тут же подсветил свое
удостоверение.
- Ясно, - ответил дворник и ногой наткнулся на убитую кошку. - Ну-ка,
посвети сюда!
- Это преступник, - безапелляционно заявил Фухе и посветил.
- Иезус Мария! - воскликнул дворник. - Да это же профессорская
кошечка.
- Неважно, - хмуро сказал комиссар. - Она украла кусок колбасы у
генерального прокурора.
- Ха-ха-ха! - нервно засмеялся его собеседник. - Ошибочка вышла...
Сынок прокурорский колбаску-то стибрил, чтобы нищему отдать... А отец его,
прокурор то есть, на кошку и подумал. Да на следующий день сынок ему
признался.
- А-а-а-а-а!!! - по-звериному закричал комиссар, и могучий
натренированный кулак сшиб дворника, который покатился по скату крыши и
исчез у ее края. Снизу раздался звук упавшего тела.
"Девятый этаж, - подумал Фухе. - Пожалуй, завтра придется
расследовать это самоубийство."
Фухе еще раз затянулся "Синей птицей", выбросил окурок и грязно
выругался.




Назад