e17d72d5

Гайдар Аркадий Петрович - Левка Демченко



Аркадий Гайдар
Левка Демченко
СЛУЧАЙ ПЕРВЫЙ
Был этот Демченко, в сущности, неплохим красноармейцем. И в разведку
часто хаживал, и в секреты становиться вызывался.
Только был этот Демченко вроде как с фокусом. Со всеми ничего, а с ним
обязательно уж что-нибудь да случится: то от своих отстанет, то заплутается,
то вдруг исчезнет на день, на два и, когда ребята по нем и поминки-то
справлять кончат, вывернется вдруг опять и, хохоча отчаянно, бросит наземь
замок от петлюровского пулемета или еще что-либо, рассказывая при этом
невероятные истории о своих похождениях. И поверить было ему трудно, и не
поверить никак нельзя.
Другого бы на его месте давно орденом наградили, а Левку нет. Да и
невозможно наградить, потому что все поступки его были какие-то шальные -
вроде как для озорства. Однажды, будучи в дозоре, наткнулся он на два ящика
патронов, брошенных белыми, пробовал их поднять - тяжело. Тогда перетянул их
ремнями, навьючил на пасшуюся рядом корову, так и доставил патроны в
заставу.
Однако, нечего скрывать, любили его, негодяя, и красноармейцы и
командиры, потому что парень он был веселый, бодрый. В дождь ли, в холод ли
идет себе насвистывает. А когда на привале танцевать начнет - так из
соседних батальонов прибегают смотреть.
Было это дело в Волынской губернии. В 1919, беспокойном году. Бродили
тогда банды по Украине неисчислимыми табунами. И столько было банд, что если
перечислить все, то и целой тетради не хватит. Был погружен наш отряд в
вагоны и отправился через Коростень к Новгород-Волынску.
Едем мы потихоньку - впереди путь разобран. Починим - продвигаемся
дальше, а в это время позади разберут. Вернемся, починим - и опять вперед, а
там уже опять разобрано. Так и мотались взад и вперед.
Поехали мы как-то до станции Яблоновка. Маленькая станция в лесу - ни
живой души. Ну, остановились. Ребята разбрелись, костры разложили, утренний
чай кипятят, картошку варят. И никто внимания не обратил, что закинул Левка
карабин через плечо и исчез куда-то.
Идет Левка по лесной тропинке и думает: "В прошлый раз, как мы сюда
приезжали, неподалеку на мельнице мельника захватили. Был тот мельник
наипервейший бандит. Сын же его - здоровенный мужик - убежал тогда. Надо
подобраться, не дома ли он сейчас?"
Прошел Левка с полверсты, видит - выглядывает из-за листвы крыша
хутора. Ну, ясное дело, спрятался Левка за ветки и наблюдает, нет ли чего
подозрительного: не ржут ли бандитские кони? Не звякают ли петлюровские
обрезы?
Нет, ничего, только жирные гуси, греясь на солнце, плавают в болотце да
кричит пересвистами болотная птица - кулик. Подошел Левка и винтовку
наготове держит. Заглянул в окошко - никого. Только вдруг выходит из избы
старуха мельничиха. Нос крючком, брови конской гривою. Ажно остолбенел Левка
от ее наружности. И говорит ему эта хищная старуха ласковым голосом:
- Заходи в горницу, солдатик, может закусишь чего.
Идет Левка сенцами, а старуха за ним. И видит Левка слева дверцу - в
чулан, должно быть. Распахнул он и взглянул на всякий случай - не спрятался
ли там кто. Не успел Левка присмотреться как следует, как толкнула его со
всей силы в спину старуха и захлопнула за ним с торжествующим смехом дверь.
Поднявшись, прыгнул назад Левка, рванул скобку - поздно. "Ну, - думает
он, - пропал!" Кругом никого, один в бандитском гнезде, а старуха уже
неприятным голосом какого-то не то Гаврилу, не то Вавилу зовет. Набегут
бандиты - конец.
И только было начал настраиваться Левка на панихидный лад, как



Назад