e17d72d5

Гайдар Аркадий Петрович - Обрез



Аркадий Гайдар
Обрез
Мой помощник Трач подъехал ко мне с таким выражением лица, что я
невольно вздрогнул.
- Что с вами? - спросил его я. - Уж не прорвались ли геймановцы* через
Тубский перевал?
______________
* Геймановцы - солдаты белого генерала Геймана.
- Хуже, - ответил он, вытирая ладонью мокрый лоб. - Мы разоружаемся.
- Что вы городите, - улыбнулся я. - Кто и кого разоружает?
- Мы разоружаемся, - упрямо повторил он. - Я только что с перевала. Эта
проклятая махновская рота уже почти не имеет винтовок. Я наткнулся на такую
картину: сидят четыре красноармейца и старательно спиливают напильниками
стволы винтовок. Я остолбенел сначала. Спрашиваю:
- Зачем вы это делаете?
Молчат. Я кричу:
- Что же это у вас из винтовок получится, хлопушки?.. Ворон в огороде
пугать?!
Тогда один ответил, насупившись:
- Зачем хлопушки?.. Карабин получится: он и легче и бухает громче, из
его ежели ночью по геймановцам дунуть - так горы загрохочут - вроде как из
пушки.
Нет, вы подумайте только: ка-ра-бин... Я ему говорю:
- Думать, что если от винтовки ствол отпилить, то кавалерийский карабин
получится, так же глупо, как надеяться на то, что если тебе, балде, голову
спилить, то из тебя кавалерист выйдет!
Трач плюнул и зло продолжал:
- Я даже не знаю, что это такое... Это нельзя назвать еще изменой
потому, что на перевале они держатся, как черти, но в то же время это прямая
измена, равносильная той, что если бы кто-нибудь бросил горсть песку в тело
готовящегося к выстрелу орудия.
- Вы правы, - ответил ему я, - это не измена, а непроходимое
невежество... Четвертая рота к нам прислана еще недавно, в ней почти одни
бывшие махновцы... Поедемте к ним.
И пока мы ехали, Трач говорил мне возмущенно:
- Когда-то я бесился и до хрипоты в горле доказывал, что снимать штыки
с винтовок безумие. Ибо винтовка машина выверенная, точная, ибо при снятом
штыке перепутываются все расчеты отклонения пули при деривации...* Но это же
пустяки по сравнению с тем, когда отхватывают на полторы четверти ствол.
Стрелять из такой изуродованной винтовки и надеяться попасть в цель - это
так же бессмысленно, как попробовать попасть в мишень из брошенного в костер
патрона. Да что тут говорить... Вот погодите же, я сейчас докажу им... Они
позаткнут свои рты, - и он зло рассмеялся.
______________
* Деривация - отклонение а полете пули от прямолинейного движения.
- Что вы хотите сделать? - спросил я.
- А вот увидите, - и он насмешливо качнул головой.
Мы подъехали к перевалу. Нагроможденные в хаотическом беспорядке
огромные глыбы тысячепудовых скал то и дело преграждали путь. Последний
поворот - и перед нами застава.
Построили роту развернутым фронтом. Скомандовали "на руку". Пошли вдоль
фронта. Вместо ровной щетины стальных штыков перед нами был какой-то
выщербленный частокол хромых обрезков, из которых только изредка
высовывались стволы необрезанных винтовок, но и те были без штыков...
Я покачал головой, Трач отвернулся вовсе. Видно было, что это убогое
зрелище выше его сил.
Скомандовав "к ноге", я начал речь с нескольких крепких, едких фраз.
Говорил я долго, убеждал, доказывал всю нелепость уродования винтовок,
ссылался на стрелковый устав. Под конец мне показалось, что речь моя имеет
некоторый успех и доходит до сознания бывших махновцев.
Но это было не совсем так, ибо когда я кончил, то сначала молчали все,
потом кто-то из заднего ряда буркнул:
- Что нам, впервой, что ли?..
И сразу же прорвалось еще несколько голосов:
- А как мы во



Назад